Сегодня многие споры о феминитивах строятся в первую очередь вокруг профессий, но, конечно, к словам, обозначающим женщин, относятся не только они. Более того, в русском языке есть сферы, где феминитивы закрепились прочно и основательно и не вызывают вопросов даже у тех, кто не считает, что язык должен идти по пути гендерного равенства. Этих сфер, по мнению Ирины Фуфаевой, три: жительницы городов и других населённых пунктов («парижанка»), представительницы разных стран и народов («россиянка») и последовательницы религиозных течений («христианка»).

При этом похожий на эти примеры феминитив «авторка» у многих вызывает негативную реакцию — хотя, казалось бы, в чём здесь принципиальная разница. Ирина Фуфаева считает, что некоторые новые феминитивы могут звучать странно, поскольку нарушают привычное сочетание суффикса с основой. «Пионерка» звучит для нас естественно, так как ударение в слове «пионер» — на последний слог: для слов, оканчивающихся на ударные «-ор», «-ер», «-ар» привычны феминитивы с суффиксами «-ка» и «-ша». Исконно русские слова с безударным последним слогом оканчиваются на «-тель»,
«-ец», «-ник», «-щик», «-чик», и для них характерны феминитивы совсем с другими суффиксами: «-ница», «-ица», «-щица», «-чица» («учительница»). Заимствования с безударными «-ор» и «-ер» же связаны с суффиксом «-ша» («докторша») или «-иса» («редактриса»). Так что с точки зрения языка, то, что «докторка» и «редакторка» могут кому-то резать слух, вполне объяснимо. Что, конечно, не значит, что мы не сможем привыкнуть к «авторке».





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *