Мы уже подробно рассказывали о молодой художнице из Нижнего Тагила Алисе Горшениной, но было бы несправедливо обойти её стороной в этом обзоре. «Первую маску я сделала в 2015 году, — вспоминает Алиса. — В то время я находилась в изоляции от мира современного искусства, не знала, что актуально, а что нет, да и мне не нужно было это знать. Тогда я была в составе арт-группы Second Hand, где нас было трое, и предложила сшить одинаковые маски, чтобы показать нас как единое целое, как людей, объединённых общим делом. И вот когда я сделала свою маску и надела её, то что-то почувствовала. В памяти оживали воспоминания из детства, проведённого в деревне. О том, как я и местные дети холодным январским вечером ходили колядовать, ряженные, в масках, в костюмах».

Группа давно распалась, но Алиса по-прежнему делает маски, потому что они ей нравятся. У масок-объектов нет конкретных смыслов, но они полны персональных символов: «Они меня не маскируют, напротив, каждая из них показывает ту или иную грань меня». Это отчасти объясняет тот факт, почему Горшенина не продаёт свои маски: вписываясь в физические и диджитал-инсталляции, они остаются чем-то личным, почти интимным, частью самоидентификации художницы.





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *