Рассказывает адвокат, партнёр, руководитель практики семейного права BGP Litigation, к. ю. н., преподаватель семейного права МГЮА им. О. Е. Кутафина и медиатор Виктория Дергунова

Юристу, который работает с домашним насилием, важно осознавать собственные представления и убеждения, касающиеся причин, природы и проблематики домашнего насилия в России. Специалист должен занять позицию солидарности: не осуждать, не оценивать, не критиковать, не обвинять. Юристу нужно доверять и сочувствовать потерпевшей, не ставить её жалобы под сомнение. Также важно не стать для неё родителем, спасателем или новым патроном. И помнить, что клиентка такой же человек, равная личность с чувством собственного достоинства.

Кроме того, юрист не должен ругать агрессора слишком сильно — иначе женщине, если она помирится с автором насилия, будет некомфортно общаться с юристом в будущем, поскольку она будет помнить ругательства и осуждение человека, с которым она решила восстановить отношения. Которого она, очевидно, любит или от которого она зависима.

Юристу важно знать обо всех доступных инструментах помощи пострадавшей — например, о кризисных центрах, убежищах и социальных учреждениях города. Специалист должен оценить все риски и составить для потерпевшей план безопасности по выходу из ситуации насилия. Задача юриста ещё и в том, чтобы проинформировать о возможности, необходимости и важности психологической помощи для проработки ПТСР и восстановления своих границ и человеческого достоинства.

Если говорить о конкретных мерах, то юрист должен чётко определить правила исполнения поручения. Например, нужно планировать все действия заранее, вести все переговоры самостоятельно, не настаивать на примирении пострадавшей с агрессором и избегать обязывающих формулировок в соглашениях, которые сохраняют её зависимость от обидчика. Если необходимо предварительно согласовать расходы на детей, то лучше установить фиксированный размер алиментов и договориться о передаче ребёнка для общения через третьих лиц: образовательное учреждение, бабушку, дедушку или няню. Это нужно, чтобы не было лишнего повода для контакта. Базовая рекомендация для такого рода дел — отделить женщину от автора насилия.

Всё это говорит о необходимости специальной подготовки адвокатов, работающих с потерпевшими от домашнего насилия, но на самом деле каких-либо специальных требований к ним нет. Есть тематические программы. Например, на учебной платформе HELP Совета Европы есть курс «Насилие против женщин и домашнее насилие». Также специальную подготовку можно пройти в центре «Насилию.нет», а на сайте Консорциума женских неправительственных объединений ознакомиться с методическими материалами.

Непонимание специфики домашнего насилия может привести к формальным подходам при оказании правовой помощи в таких делах. Например, адвокат может склонять пострадавшую к мирному разрешению спора в гражданском процессе и примирению в рамках административного или уголовного разбирательства. Или к заключению соглашений с элементами контроля, не решающих проблем психологической и экономической зависимостей. Также отсутствие знаний может привести к тому, что юрист не окажет правовую помощь комплексно. Например, кроме привлечения автора насилия к ответственности за уголовно наказуемое деяние или административный проступок, порой необходимо поднимать вопрос расторжения брака — для того, чтобы устранить родственные связи на будущее или лишить родительских прав агрессора в отношении общего ребёнка. Это нужно, чтобы исключить смягчающие обстоятельства.

Фотографии: wacomka — stock.adobe.com (1, 2, 3)





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *