александра савина

Светлана Тихановская — единственная оппозиционная кандидатка на выборах президента Беларуси, которые назначены на 9 августа. Её участие было спонтанным, на выборы она пошла вместо арестованного мужа (другие кандидаты от оппозиции тоже арестованы или уехали из страны). Но за время, которое прошло с момента её регистрации, Тихановская стала абсолютной звездой беларуской политики. Причём кампанию она ведёт не одна, а с двумя соратницами — Вероникой Цепкало и Марией Колесниковой. Разбираемся, как выборы президента Беларуси стали примером женского политического триумфа.

Митинг в поддержку Светланы Тихановской, который прошёл в Минске 30 июля, уже называют самой многочисленной оппозиционной акцией в стране за последнее время — на неё пришли, по разным оценкам, от 25 до 63 тысяч человек. Тихановская выступала со сцены как рок-звезда, а фотографии кандидатки и её соратниц облетели мировую прессу и стали в равной степени символом беларуской независимости и эмпауэрмента.

Все три женщины должны были участвовать в выборах в ином качестве, но действия властей изменили ситуацию. В последний день подачи документов на регистрацию Светлана Тихановская объявила, что будет баллотироваться вместо своего арестованного мужа, то есть просто продолжит кампанию, которую начал Сергей Тихановский, бизнесмен и создатель блога «Страна для жизни». С конца прошлого года его несколько раз задерживали под разными предлогами.

Вероника Цепкало — жена Валерия Цепкало, популярного оппозиционного кандидата, которого не зарегистрировали для участия в выборах, забраковав его подписи. После проверки и пересчёта ЦИК признала действительными только 75 тысяч подписей из 160 тысяч (для регистрации кандидатам необходимы 100 тысяч подписей). 24 июля Вероника Цепкало рассказала, что её муж вместе с детьми покинул страну из-за угрозы ареста. Мария Колесникова — координатор штаба Виктора Бабарико, бывшего президента Белгазпромбанка, одного из крупнейших беларуских банков. Его также не допустили до выборов: в ЦИК сослались на то, что в финансировании его кампании участвовал иностранный бизнес. 18 июня Бабарико задержали, обвинив в отмывании средств, уклонении от уплаты налогов и даче взятки, — сейчас он находится в СИЗО.

14 июля ЦИК Беларуси зарегистрировала пять кандидатов в президенты — среди них оказалась и Светлана Тихановская. Спустя два дня, 16 июля, штабы Бабарико и Цепкало приняли решение объединиться со штабом Светланы Тихановской для достижения общей цели — победы оппозиционного кандидата. Предвыборная кампания Тихановской и объединённого под её именем штаба строится на пяти основных принципах: штаб призывает избирателей голосовать 9 августа, а также участвовать в инициативах за честные выборы, например становиться наблюдателями. Объединённая оппозиция информирует избирателей о том, как защитить их голоса. В случае успеха на выборах оппозиция собирается провести повторные, честные выборы — освободить политических и экономических заключённых, дав им возможность пересмотреть дела в честном суде.

По словам Марии Колесниковой, возможность объединиться с другими оппозиционными кандидатами, если его не допустят к участию в выборах, рассматривал и Виктор Бабарико. Тем не менее основой объединения стали действия трёх женщин. «Я думаю, что это решение войдёт в историю как самое быстрое политическое решение, принятое женщинами, — считает Вероника Цепкало. — Нам потребовалось всего лишь пятнадцать минут, в отличие от мужчин, которые могут договариваться неделями, месяцами и годами». Знаками объединения стали сердце, кулак и знак победы — они символизируют объединённый штаб.

«Наша власть бесстыдным образом сняла трёх самых сильных кандидатов на пост президента Беларуси — Виктора Бабарико, Сергея Тихановского и Валерия Цепкало. После этого мы решили объединиться, чтобы показать, что такое женская солидарность, — сказала на пресс-конференции 17 июля Вероника Цепкало. — Мы хотим показать, что наша Конституция написана для женщин. Именно поэтому мы солидарны со Светланой, как матери, женщины. Мы не второсортные, и мы победим». Теперь власть боится женщину, мать двоих детей Светлану Тихановскую, добавила Цепкало.

В первых интервью Тихановская подчёркивала, что пошла на выборы, в первую очередь чтобы поддержать мужа и его дело

Стать кандидаткой в президенты Тихановской, очевидно, удалось, именно потому, что действующему президенту Александру Лукашенко конкуренция с женщиной казалась несерьёзной. «У нас Конституция не под женщину. И у нас общество не созрело для того, чтобы голосовать за женщину. Потому что у нас по Конституции президент обладает сильной властью», —  говорил в конце мая Лукашенко, выступая перед рабочими Минского тракторного завода. Президент также привёл в пример Литву: «Там президентом была Даля Грибаускайте, пришла, поулыбалась, посидела и ушла. Ни за что не отвечает, потому что там парламентская республика. У нас нет. Президентом будет мужик, я в этом абсолютно убеждён».

Высказывание Лукашенко посчитали дискриминационным, и в конце июня президент даже прокомментировал свою мысль, сославшись на то, что её «выхватили из контекста»: «Что я имел в виду: что у нас Конституция такая, что даже мужику тяжело нести эту ношу. А если её загрузить на женщину, она рухнет, бедолага. Это я имел в виду, а не потому, что я не уважаю женщин».

Ещё недавно Светлана Тихановская действительно казалась случайной фигурой среди предвыборных кандидатов. По образованию она преподаватель английского и немецкого языка, работала переводчицей и секретарём. У неё есть двое детей — в последнее время она занималась их воспитанием и не работала. 

В первых интервью Тихановская подчёркивала, что пошла на выборы, в первую очередь чтобы поддержать мужа и его дело. «Я абсолютно не публичный человек, для меня это всё такая новинка, — говорила она. — Я оказалась-то совершенно случайно в этом положении. Никогда я не хотела этого. Я очень стеснительная, я не умею красиво говорить. У меня нет такой харизмы, как у моего супруга. Он заряжает людей, когда общается. Меня узнают люди на улице. Подходят и говорят, что они за нас. Но для меня всё это в диковинку: я абсолютно домашний человек». Казалось, что у Тихановской нет политических амбиций. На первых митингах Светлана даже не появлялась лично — вместо неё на мероприятиях стояла картонная фигура. Она признавалась, что некомфортно чувствовала себя на первых интервью в видеоформате.

Тем не менее за минувшие недели Тихановская изменилась — и, по её собственным словам, стала смелее. Возможно, поворотной точкой оказались связанные с кампанией угрозы: в середине июня, когда Тихановская регистрировалась как возможный кандидат в президенты, ей позвонили с незнакомого номера, угрожая сроком и тем, что заберут детей. «У меня есть выбор: дети или дальнейшая борьба. Думаю, мой выбор будет очевиден, — призналась тогда Светлана своим сторонникам. — Я прошу вас отнестись к любому из моих решений с пониманием. Я хочу сказать, что, если бы Сергей был свободен, он бы сказал не сдаваться». Тем не менее позже Тихановская решила продолжать кампанию — детей она вывезла за границу.

«Вот все говорят: „Куда ты лезешь, это же не в куклы играть“. Я это всё понимаю, и это не моя стихия абсолютно, — признаётся Светлана Тихановская. — Но если бы мне пришлось идти дальше, то при существовании команды, которая тебя поддерживает — которая поддерживает женщину, она научится всему. Женщины очень гибкие».

«Он сел с детьми за руль и уехал, а я осталась в Беларуси, потому что я должна находиться рядом со своими боевыми подругами — Светланой и Марией», — заявила Цепкало

Важную роль сыграли и напарницы Тихановской — Вероника Цепкало и Мария Колесникова стали ключевыми сотрудницами её штаба. Мария Колесникова связана с политикой не так давно — раньше она занималась культурными проектами. Окончила Академию музыки по классу флейты и дирижирования, затем преподавала игру на флейте. Училась в Высшей школе музыки в Штутгарте на факультетах старинной и современной музыки — после этого стала жить на две страны, в Германии и Беларуси. В 2019 году она стала арт-директором культурного хаба ОК16. Чуть раньше там же познакомилась с Виктором Бабарико. «В это время стало понятно, что у нас многие жизненные ценности одинаковые. И в тот момент я услышала о его желании выдвигаться на пост президента и полностью это поддержала», — вспоминает она в одном из интервью. Мария Колесникова тоже отмечает, что стала лицом кампании невольно, только потому, что Виктор Бабарико был арестован — в другом случае она продолжала бы заниматься той же работой в его штабе. «Но мы рассматривали разные варианты развития событий, и в одном из них я должна была в какой-то момент выйти на арену, если так можно сказать», — добавляет она.

Вероника Цепкало последние десять лет работает в международной корпорации, занимаясь взаимодействием с представителями двенадцати стран СНГ. Цепкало родилась в Могилёве, где жила вся её семья: отец много лет работал на заводе, мать прошла путь от сотрудницы до руководителя банка. Матери Вероники не стало двадцать лет назад: «В то время, когда мама уже была тяжело больна и ещё занимала должность в банке, её обвинили в превышении должностных обязанностей. Также против неё, уже тяжело больной женщины, пытались сфабриковать дело, чтобы обвинить в причастности к убийству руководителя Комитета госконтроля по Могилёвской области. В то время мы жили с этим человеком в соседних подъездах, началось расследование, и моя мать была арестована как одна из подозреваемых», — вспоминает она в интервью. Вероника Цепкало рассказывает, что однажды пришла в больницу к матери, которая находилась под арестом, и увидела её прикованной наручником к батарее. «Естественно, дело в отношении моей мамы было сфабриковано, её долго держали, а потом освободили. После того как я увидела это бесчеловечное отношение режима к тяжелобольному человеку, который всю жизнь отдал служению этому государству, родине, городу, я всё поняла», — говорит она.

Вероника Цепкало рассказывает, что в конце июля, уже после объявления кандидатур на августовские выборы, получила звонок из школы, где учатся её дети, — ей рассказали, что в здание пришла прокуратура, которая интересовалась её семилетними сыновьями, тем, как она их воспитывает, и достаточно ли занимается ими как мать. По её словам, до кампании эти вопросы не возникали. Когда стало очевидно, что мужа могут задержать, семья приняла решение о том, чтобы Валерий с детьми покинул страну. «Он сел с детьми за руль и уехал, а я осталась в Беларуси, потому что я должна находиться рядом со своими боевыми подругами — Светланой и Марией», — заявила Цепкало.

На прошлой неделе Валерию вызывали в отдел по экономическим преступлениям МВД Беларуси — по заявлению гражданина Турции против её мужа, которое он направил в Следственный комитет. А Светлана Тихановская объясняет, что к делу Сергея Тихановского уже привязали и арестованных бойцов ЧВК «Вагнер». Тем не менее женщины уверены, что своим примером показывают: жизнь можно изменить, а судьба белорусов в их руках.

Каким будет итог выборов 9 августа, пока неизвестно. Но все три героини однозначно нацелены на успех и на то, чтобы идти до победного конца — который в этом случае означает возможность провести в будущем новые выборы, открыв доступ к ним для независимых кандидатов. «Мои внутренние качества никак не изменились. Я такая же добрая, я стеснительная очень — но чуть-чуть смелее стала. Но отношение такое же к людям, как и было, звёздности никакой нет, — говорит о своей кампании Светлана Тихановская. — Я хочу, чтобы быстрее я стала президентом, пришёл новый президент, классный, который поднимет страну. И я вернусь к детям, к семье — мне этого более чем достаточно».

Фотографии: Александр Шелегов / Страна для жизни / ВКонтакте





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *