Лет в шестнадцать моё тело изменилось: оно стало более округлым, появилась грудь, я сняла брекеты и, казалось бы, должна была почувствовать внимание со стороны мужчин — хотя сейчас я считаю абсурдом ждать его. Но внимания не было, и многие не понимали, как с моей внешностью можно быть не уверенной в себе или не иметь парня. Я росла в окружении, в котором признавались успех, популярность и внешняя красота.

В девятнадцать лет я решила похудеть и приблизиться к «тому самому идеалу», чтобы меня кто-то полюбил. Мной двигал перфекционизм, который мне привили родители. Я обратилась в клинику, где мне посоветовали дробное питание: я ела каждые три часа пять раз в день. Сначала мой рацион составлял 1200 килокалорий в день, но потом я поняла, что это много, — и снизила норму до 900. Всё дошло до того, что за день я съедала ложку овсяной каши на воде и яблоко. Так с 60 килограммов я похудела до 51, но у меня пропали месячные, выпали волосы, испортились ногти и зубы.

Окружающие замечали, что я похудела, но в какой-то момент я просто больше не могла функционировать нормально — и начинала есть обратно. Килограммы возвращались из-за компульсивного переедания: я буквально запихивала в себя пищу. Причём она была здоровой: вот уже восемь лет я не ем сладкое, фрукты, мучное, молочные продукты, мясо. Я всегда сидела на диетах, но поправлялась например, из-за орехов, хлебцев или авокадо. Я не могла остановиться. Мой вес был как на качелях: сначала я худела, потом толстела обратно. Однажды я похудела до 47 килограммов — и это при росте 177 сантиметров. Тогда мне пришлось набрать около тринадцати килограммов, чтобы вернуть нормальное гормональное состояние, волосы, зубы, ногти, менструацию и признаки хорошего самочувствия. В прошлом году я сначала похудела на двадцать килограммов, а потом на столько же поправилась.

Последние шесть лет я завешивала зеркала, потому что не могла в них смотреть. Я заматывалась пищевой плёнкой, ходила на антицеллюлитные массажи, утеплялась на беговой дорожке, пробовала «чистки» организма, голодание, фрукторианство, сыроедение, шоколадную, питьевую и белковую диеты. После каждого приёма пищи я пила таблетки и вызывала рвоту. И в любых состояниях я была недовольна своим телом, внешностью, лицом. Ни разу в жизни мне не удавалось почувствовать себя в «своём» весе, посмотреть на себя и понять, что я, в общем-то, ничего. Это было невозможно. Мне было мерзко жить в своём теле, как бы оно ни выглядело.

Мысли о еде преследовали меня все эти шесть лет. Круглые сутки я думала о том, что поем на обед, на ужин, на завтрак, как мне достичь идеального состояния тела. Я думала о том, когда я похудею и что только тогда я буду счастлива. Это, конечно, говорила во мне болезнь. К двадцати трём годам у меня накопилось немыслимое количество недугов: хронический цистит, мигрени, постоянные судороги, ночные кошмары, непрекращающееся чувство тревоги и страха. Я не понимала, что со мной происходит. В какой-то момент я просто перестала спать, а панические атаки приходили каждый день.





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *