Netflix выпустил мини-сериал «Feel Good» о сложностях в отношениях двух женщин — и его уже лестно сравнивают с «Дрянью» Фиби Уоллер-Бридж. Главную роль сыграла канадская комедиантка Мэй Мартин, она же стала шоураннеркой проекта. Ещё до релиза «Feel Good» называли биографией другой известной стендаперши Эллен Дедженерес, но это неправда: этот сериал — во многом автобиография самой Мэй Мартин, которую она написала вместе с давним другом Джо Хэмпсоном.

Второго мая Мэй Мартин отпразднует тридцать три года, но назвать её новенькой в комедии нельзя: Мэй впервые вышла на сцену в одиннадцать лет. «Посмотрев комедийные выступления, я почувствовала себя очень воодушевлённой, — рассказывает она в интервью The Guardian. — Я не могла поверить, что есть такое место, где люди хлопают только тому, что слышат о себе всякую дичь. Я чувствовала себя аутсайдеркой в школе, а потом нашла это сообщество, где мне хлопали. Где смеялись со мной, а не надо мной». Сейчас Мэй Мартин — одна из самых известных женщин в стендапе, работу которой хвалят другие известные люди. «Когда я впервые увидела, как работает Мэй Мартин, я не только очень сильно смеялась, — пишет актриса Эллен Пейдж. — Я также была поражена её умом, честностью, уязвимостью и способностью рассказывать личные истории, которые важны всем нам. Меня вдохновляет Мэй, и я счастлива назвать её своей подругой».

Чтобы заниматься стендапом всё время, через три года после дебюта Мартин бросила школу — и тогда же впервые попробовала алкоголь с наркотиками. Ещё через два года, когда комедиантке исполнилось шестнадцать, наркопотребление превратилось в наркозависимость — именно так она сама и описывает события пятнадцатилетней давности. Тогда же Мэй стала самой молодой претенденткой на премию канадского комедианта Тима Симса, но в её случае к успеху прилагались семейные проблемы: родители Мэй выгнали её из дома. Пройдя курс реабилитации, в 2011 году она переехала в Лондон — чтобы буквально начать жизнь с нового листа. «Мэй в сериале — это я десятилетней давности, — говорит Мартин. — Я тогда довольно слабо управлялась со своей трезвостью, только выбравшись из зависимости и суперманикального поведения. Это теперь я хорошо знаю себя и могу жить спокойно. Но иногда я скучаю по старой Мэй. На экране она романтичная и вечно паникующая, её ладони сжаты в кулаки у груди. Она в агонии и в беспорядке, но я скучаю по её наивности и оптимизму. Я не скучаю по потерям. Просто иногда кажется, что без них невозможно что-то приобрести».

В Англии Мэй Мартин начала работать сценаристкой для комедийных шоу, но большая их часть так и не услышала смех публики. «И слава богу, — шутит она в беседе с Vice. — Я писала какие-то странные научно-фантастические вещи. Например, историю загадочного убийства в колонии на Марсе, после чего все у меня спрашивали: „Зачем тебе это?“» Гораздо лучше Мэй говорила о не фантастике, а о реальной жизни, поднимая те же темы, что и в «Feel Good»: сексуальность, гендер, зависимости. Им посвящены два самых известных номера комедиантки: «Us» 2015 года и «Dope» 2017-го, с которыми она даже ездила в туры. В промежутке между ними Мэй записала четыре серии авторского полукомедийного подкаста «Гид Мэй Мартин по сексуальности двадцать первого века», а позже, в мае 2019 года, выпустила книгу «Давайте, пожалуйста, все успокоимся», в оригинале — «Can Everyone Please Calm Down». «Мне приходилось напоминать каждому, что я просто пишу о своём опыте, — рассказывает The Guardian Мартин. — У всех он разный, главное — не отрицать опыт других».

Её стендапы для гостей-подростков превращались во что-то вроде терапии. Они приходили туда вместе с родителями, а после выступления подходили к Мэй и делились мыслями. «Однажды ко мне после шоу подошла девушка вместе со своим отцом, — вспоминает Мартин. — Потом она повернулась к нему и сказала: „Папа, я бисексуалка!“ Знаете, что он ей ответил? „Я тоже“. Что я испытала? Было круто! Но я не лицензированная семейная психотерапевтка, поэтому это было довольно страшно». Гастролируя с «Dope», Мэй заметила, что на её выступления приходили люди с наркозависимостью или члены их семей. «Это было довольно странно, но я люблю это всё».

Сама же Мэй отказывается от строгих определений своей собственной сексуальности и гендера: Мартин встречалась как с мужчинами, так и с женщинами, а в отношении себя использует местоимения «она» и «они». «Я полностью понимаю и принимаю людей, идентифицирующих себя каким-то конкретным образом, — говорит Мартин. — Но я обнаружила, что иногда какие-то лейблы уничтожают все нюансы. Моя сексуальность не самая большая часть моей личности. По-видимому, сорок процентов людей младше двадцати пяти лет больше не идентифицируют себя исключительно гетеро- или гомосексуальными. Поэтому я чувствую, что мы все движемся в эту сторону. Если мы предположим, что все немного гомосексуальны, то нам бы не пришлось мучительно объявлять себя „кем-то другим“. Да, я вижу много преимуществ в том, если мы перестанем ждать, когда кто-то наконец объявит, кто он есть».

Премьера «Feel Good» состоялась в середине марта на британском телеканале Channel 4, и на следующий день его выпустил Netflix. За два года до этого Мэй снималась в их проекте «Comedians of The World», но, кажется, только теперь о её таланте комедиантки, сценаристки и актрисы узнают не только в Канаде или Великобритании, но и во всём мире. Этому способствует и очень хорошая критика её проекта: на генераторе отзывов Rotten Tomatoes «Feel Good» оценили на максимум: сто процентов позитивных отзывов критиков, девяносто восемь процентов — от зрителей. Ждать ли продолжения сериала, каким будет финал отношений Мэй и Джордж? Мартин пока не даёт конкретных ответов. «Мы действительно хотели оставить пространство для трактовок, потому что подходят ли они друг другу — хороший вопрос. Я болею за них, потому что я всегда была очень романтичной, но, может быть, им стоит найти кого-то ещё? В конце концов, всё, что у них есть общего, — так это то, что они обе влюблены», — заканчивает она интервью американскому Vogue.





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *