В отличие от «Эммы.» в романе Остин дружба Эммы и Гарриет отходит на второй план, однако режиссёрка де Уайлд и сценаристка Элеанор Каттон (та самая лауреатка Букера за роман «Светила») решили, что дружеская линия заслуживает не меньшего внимания, чем любовная, и расширили роль Гарриет. Интересно, что сыграть её выпало Миа Гот, которая уже много лет дружит с Аней Тейлор-Джой в реальной жизни — в интервью к выходу фильма девушки шутили, что готовились к своим ролям последние три года. Гарриет — бедная воспитанница пансиона для девушек, и социальный статус её, несомненно, ниже, чем у Эммы. Дружить им это не мешает, однако если Гарриет выйдет замуж за фермера, в которого влюблена, то в британском классовом обществе окажется сразу на несколько ступеней ниже Эммы — что сильно затруднит их общение. Руководствуясь собственным эгоизмом, Эмма решает выдать подругу за более удобного ей кандидата, чтобы хотя бы не терять с ней связь, поскольку сама обзаводиться мужем не планирует.

Она не желает следовать уготованной менее везучим девушкам жизненной тропе замужества и неизбежного бесконечного деторождения, но других вариантов особенно и не знает: на дворе XIX век и у женщин не так-то много опций. Эмма попадает в типичную ловушку эффекта Даннинга — Крюгера — не понимает, что энтузиаст (в данном случае в делах сводничества) не равно профессионал, и полагая, что творит добро, на самом деле сеет хаос. Однако из-за её высокого социального статуса мало кто решается ей возражать и вообще ставить её на место — за исключением Джорджа Найтли, морального компаса всей истории, который регулярно открывает Эмме глаза на её недальновидность и упрекает в эгоизме. Джонни Флинн, исполнивший роль мистера Найтли, — идеальное воплощение типичного романтического героя Остин: обходительного, но упрямого, вынужденного заниматься менсплейнингом, но радости от этого не испытывающего. При всей конфетной наружности фильма у де Уайлд и Флинна получается удивительно понятный и правдоподобный мужчина, который отлично умеет держать лицо, но при этом испытывает паническую атаку, когда его захлёстывают чувства, слишком долго набирается решительности и в самый ответственный момент оказывается не способен чётко выразить мысль. Впрочем, Эмма всё равно в конце концов прозревает и осознаёт, что по-настоящему её задевают слова только Найтли, а потому его ораторские способности в финале оказываются не так уж важны.

Несмотря на то что «Эмме» уже больше двухсот лет (книга вышла в 1815 году), её универсальная история остаётся актуальной и по сей день — вероятно, поэтому она и считается классикой на все времена и спокойно сносит любые над собой эксперименты. Проблемы в дружбе и любви существуют и будут существовать всегда, даже если мир будет стоять на пороге катастрофы. Отем де Уайлд утверждает, что и не хотела делать историю современной, а только более понятной в общечеловеческом смысле. Влюбиться в лучшего друга, но не осознавать этого, вмешиваться в чужие жизни исключительно потому, что тебе очень страшно остаться одной, делать обидные глупости, но просить за них прощения — такое случалось в эпоху Регентства и случается по сей день.

Фотографии: UPI





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *