Когда я сделала каминг-аут, про меня много написали в местной прессе. Потом эта новость разлетелась по разным пабликам. Они подавали это так: внучка Заманбека Нуркадилова (советский и казахстанский политик и общественный деятель. — Прим. ред.), оказывается, лесбиянка. Тогда поднялась волна хейта, но я бы не сказала, что она была большой. Хейтили в основном сами ресурсы, которые написали обо мне. Моего дедушку хорошо знают в Казахстане: он был акимом (должность, аналогичная должности мэра. — Прим. ред.) Алматы, тогда ещё столицы. Потом он был акимом Алматинской области и председателем Агентства по чрезвычайным ситуациям. Последние годы он был оппозиционером, но в стране его любили. Бывало, что я ехала в такси, а водитель, ничего не зная обо мне, говорил про дедушку что-то хорошее.

Мои родители с детства никогда ни в чём меня не ограничивали, поэтому и на каминг-аут отреагировали нормально. Они просто спрашивали, действительно ли это то, чего я хочу, — я отвечала «да». Они только предостерегали от негатива. Когда я начала отношения с девушкой, они сказали: «Это твоя жизнь, это твоё дело». Сейчас мои родители хорошо общаются с моей девушкой, и никаких трудностей в этом смысле у нас нет.

Активизмом я занимаюсь недавно, но, честно говоря, не очень понимаю разницу между активистом и человеком, которому не всё равно. Неужели нужно как-то себя называть, чтобы выражать свою гражданскую позицию? Я никогда не преследовала такой цели. У меня с детства обострённое чувство справедливости, я всегда за всех заступалась. Когда я начала отношения с девушкой два с половиной года назад, я стала рассказывать о них как о чём-то обычном. Так же я раньше говорила об отношениях с парнями, с бывшим мужем. Это всё было очень естественно. У меня не было цели или желания что-то заявлять, я никогда ничего не скрываю и абсолютно спокойно говорю на разные темы в своих постах.

Своими публикациями я хочу изменить отношение к ЛГБТ-людям. У меня всегда было много сторонников — среди них есть, например, те, кто никогда не сталкивался с представителями ЛГБТ-сообщества. Когда они читают мои посты и смотрят мои сториз, то понимают, что я такой же человек с такими же проблемами. Что я ничем не отличаюсь, что моя любовь к девушке абсолютно такая же, как у других людей. У нас всё та же ревность, всё тот же секс. Люди не чувствуют разницу между тем, что я рассказывала о парнях, и тем, что я рассказываю сейчас о девушке. Гомофобия в комментариях всегда была точечной: хейтеры приходили, я с ними беседовала, а потом отправляла в бан.





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *