антон данилов

Усыновление и удочерение детей ЛГБТ-парами окружает много вредных мифов, и все они так или иначе выставляют квир-родителей неполноценными. «А где мама?» — спрашивает ребёнок в конце гомофобного ролика, который сегодня выпустило Федеральное агентство новостей. По задумке создателей, это видео побудит неравнодушных россиян голосовать на «референдуме» о принятии целого списка поправок в Конституцию. Одна из них — это положение о том, что брак могут заключать исключительно мужчины и женщины. Эта дискриминационная норма избыточна: определение брака содержится в российском Семейном кодексе, и там «половая принадлежность» родителей уже зафиксирована. А ещё она гомофобна: нет никаких данных, что детям в ЛГБТ-парах живётся хуже, чем в «традиционных» семьях.

Усыновление и удочерение детей квир-парами признают в 29 странах мира. Ещё в трёх — в Бразилии, Колумбии и Филиппинах — детей могут усыновлять и удочерять иностранные ЛГБТ-пары. Многие из этих стран прошли тот же путь, который сейчас проходит и Россия: местные консервативные активисты точно так же утверждали, что квир-семьи совращают детей — или, к примеру, заставляют их совершать трансгендерный переход. В некоторых из этих стран (особенно это касается американских штатов с заметным влиянием религии) мифы о гомосексуальном родительстве живут до сих пор.

Очевидно, что для полноценного развития ребенку не нужны разнополые родители. В России поколения детей воспитывались классическими «однополыми парами» в составе мамы и бабушки — но вряд ли хоть кто-то сможет заявить, что дети в таких семьях вырастают неполноценными. Современному человеку странно даже говорить о том, что детям в квир-семьях живётся не хуже, чем в гетеросексуальных. Но многочисленные исследования разных аспектов жизни детей в гомосексуальных семьях позволяют отследить их анти-гомофобную динамику. 

В 2013 году в Соединённых Штатах активно изучали и систематизировали информацию о детях в ЛГБТ-парах для того, чтобы на неё опирались в Верховном суде. На сайте Национальной медицинской библиотеки США есть этот официальный документ, который подготовили на основе 40 исследований, с выводом: счастье детей в семьях зависит не от сексуальности и гендерной идентичности родителей, а от отношений детей и родителей. О комфортном взрослении можно говорить, когда дети видят в семье любовь и поддержку. Также дети из гомосексуальных семей не чаще сталкиваются с проблемами взросления, чем дети из гетеросексуальных — и этому утверждению тоже есть доказательства. Трудности в жизни детей в квир-семьях связаны с социальным и бытовым неравенством, гомофобией и конкретными видами дискриминации, а не с сексуальностью или идентичностью родителей.

Трудности в жизни детей
в квир-семьях связаны
с неравенством и гомофобией,
а не с сексуальностью родителей 

Вопросы квир-родительства исследуют уже больше 50 лет, но поначалу они давались нелегко — не только благодаря гомофобным установкам, но и благодаря неточностям статистики и небольшим выборкам таких исследований. Данные становились объективнее только со сменой отношения к гомосексуальным людям, сексуальность которых не считают заболеванием всего 30 лет. Кроме того, стала доступной информация из проспективных, то есть длительных исследований. Способность двух лесбиянок быть матерями оспаривалась мало, чего нельзя сказать о двух отцах — но в итоге в 2010 Американская психологическая ассоциация и несколько других авторитетных психологических объединений заявили, что геи могут быть такими же хорошими отцами, как и гетеросексуальные мужчины. Позже появились данные о том, что дети в лесбийских семьях лучше выстраивают отношения со своими матерями и другими родственниками, чем в гетеросексуальных семьях.

Российских избирателей часто пугают названиями «родитель номер один» и «родитель номер два» — об этом мы уже рассказывали. Но авторы инициативы не предлагают «обязательного» использования этих выражений в обычной жизни. «Родитель номер один» и «родитель номер два» — это официальная, инклюзивная формулировка для родительских документов. Она вводится для того, чтобы избавить их от гендерных маркеров — ведь никто не будет спорить, что у слов «мать» и «отец» яркая гендерная окрашенность. При этом такая формулировка не исключает «традиционные» гетеросексуальные семьи просто потому, что не ставит такой цели. Речь идёт не о том, чтобы искоренить гетеросексуальное родительство — а о том, чтобы сделать другие союзы видимыми.

Бытует мнение, что гомосексуальные семьи могут воспитать исключительно гомосексуальных детей — но таких данных попросту не существует. Зато в самом этом утверждении содержится имплицитная гомофобия: как будто гомосексуальность детей, выросших в гомосексуальных семьях, — это результат «неправильного» воспитания (а значит, любая гомосексуальность по определению «неправильная»). Если поверить в это на слово и на секунду представить себе, что гомосексуальные дети появляются только в гомосексуальных семьях, то тогда гетеросексуальные родители могут воспитать только гетеросексуальных детей — но и это не так. Природа сексуальности неизвестна, и никакая сексуальность не может быть признана «плохой» или «неправильной».

Крепко держится в традиционном сознании и миф о том, что гомосексуальные семьи (а особенно это касается гей-пар) усыновляют детей, чтобы совращать их. Эта постановка вопроса не только дискриминационна, но и искажает саму суть явлений. Педофилия не относится к человеческой сексуальности — это значит, что у людей, которых сексуально привлекают только дети, нет влечения ко взрослым людям. Исследователь педофилии Грегори Херек говорит, что её стоит отделять от растления детей и фактического насилия. Педофилия — это расстройство сексуальности, одна из множества форма парафилий, но сам факт влечения к детям не означает факт преступления. Напротив, сексуальное насилие над ребёнком ещё не означает, что его автор обязательно будет педофилом. Гендер ребёнка не имеет решающего значения, потому что объект влечения в таком случае — возраст. Это значит, что говорить о сексуальной ориентации некорректно: это касается как гетеросексуальных, так и гомосексуальных мужчин. Американская ассоциация психологов напоминает, что обвинение геев в сексуальных преступлениях против детей — опасный миф и вредный стереотип.

Для квир-людей возможность вступить в брак — не рутинная процедура, а реальное достижение, их семьи могут оказаться более сплочёнными

Вместе с тем некоторые исследования гомосексуального родительства говорят даже о его преимуществах перед гетеросексуальными. Это своеобразная реакция гей-пар на гомофобную ситуацию в мире. Например, есть исследование о том, что гомосексуальные семьи часто оказываются более сплочёнными, чем гетеросексуальные. Эта особенность связана с тем, что для квир-людей возможность вступить в брак — не рутинная процедура, а реальное достижение. Другое исследование доказывает, что дети в гомосексуальных семьях чаще своих сверстников демонстрируют толерантное поведение — просто потому, что для них именно оно и будет обычным и нормальным.

По данным за ноябрь прошлого года, в детских домах России содержатся почти 45 тысяч детей (в США, например, детские дома как социальный институт уже исчезли). Не все дети в российских детских домах круглые сироты: многие из них туда попали при живых родителях, которых лишили родительских прав. Проблемы детей мало волнуют сотрудников этих учреждений, а сами несовершеннолетние сталкиваются там с неадекватными наказаниями, несуществующими диагнозами и разными формами насилия. Когда дети покидают детские дома, у них гораздо меньше шансов на успешную социализацию.

Проблему хотя бы отчасти могло бы решить расширение усыновления: есть данные о том, что квир-пары на Западе чаще усыновляют или удочеряют детей, на которых гетеросексуальные пары смотрят реже: обычно это связано с физическими или ментальными особенностями развития или возрастом ребёнка. бы официальное разрешение. Но официальное разрешение усыновлять детей гомосексуальным парам не вписывается в консервативную политику российских властей, которые продолжают рисовать портреты квир-людей как извращенцев и отщепенцев. И, конечно, не столько подыгрывает гомофобным настроениям в России, сколько формирует их: массовая кампания вокруг закона «о запрете гей-пропаганды», которая развернулась в 2013 году, значительно увеличила число гомофобно настроенных россиян, хотя одновременно повысила и число активных противников гомофобии. 

Равных прав для гомосексуальных людей желает примерно 47 процентов россиян: это максимум за 14 лет. Но равные права — это равная возможность заключать браки и усыновлять детей, а в Конституцию вносятся противоположные этому положения. 

Фотографии: Freepik — stock.adobe.com





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *