Из-за карантина я не могу заниматься двумя любимыми делами: бить татуировки и искать вещи в секондах. Нынешняя ситуация сильно влияет на моё эмоциональное состояние, и дело не только в финансах — в моей жизни всегда было много живого общения, которое я ценю и которое мне очень помогает. Мне нравится весь процесс, связанный с татуировками, нравится поиск новых классных вещей. Это моя постоянная рутина, которая приносит мне чувство стабильности, безопасности и счастья. Сейчас этого нет. Но я стараюсь об этом не думать и отдыхать, что в моём случае означает сутками потреблять разный контент, не вылезая из кровати. Иногда получается заниматься творчеством под давлением всеобщей продуктивности в интернете. Я учусь относиться к себе бережнее, не давить, когда не получается, и хвалить — когда что-то выходит.

Честно говоря, сейчас я не придерживаюсь системы ухода — всё делаю через силу. Если смываю макияж специальным средством, а не влажной салфеткой — это уже прорыв! Было время, когда у меня была своя бьюти-рутина на утро и вечер, с масками два раза в неделю, ритуалами в ванне с солью и так далее. Но когда я переехала в квартиру с неудобной ванной комнатой, уход постепенно сошёл на нет.

Раньше я наносила тон с пудрой, тёмные тени, рисовала тёмные брови. Сейчас мне кажется, что всё это мне не идёт, а с тоном вообще тяжело существовать — не представляю, как я раньше наносила его каждый день и шла на работу. Мне просто очень не нравилась пигментация, поэтому я хотела перекрыть её. Теперь я люблю минималистичный макияж: могу сделать пару точек консилером, но в целом я довольна, как выгляжу, даже с оставшейся пигментацией. Мне нравится пробовать новое, отчасти меня мотивирует инстаграм, в котором много классных талантливых персон.

На карантине я стала в разы меньше краситься, потому что обычно делала это перед сеансами или событиями. Но иногда меня заманивает инстаграм, и я записываю мейкап-сториз. Это помогает занять себя и попробовать новые идеи.

Всю жизнь я была высокой и худой — особенно это было заметно в пубертатном периоде. В средней школе мальчики надо мной подшучивали, говорили, что у меня нет груди и попы и никому я такая не нужна. Девочки говорили, что я «скелет». Бабушка сетовала, что меня когда-нибудь «сдует ветром». Партнёр моей мамы долгое время делал неуместные замечания по поводу того, как я мало ем, что я выгляжу «немощной», и называл «бациллой». Во время переходного возраста я почти не слышала поддерживающих, добрых слов в отношении своего внешнего вида. Таких историй за всю жизнь было много, так что я до сих пор работаю над самооценкой. Мне помогло творчество — я рисовала персонажей с похожим телосложением, тем самым нормализировала его в своих глазах. Я старалась искать в медиапространстве таких же худых людей, как и я. Искала свою красоту через призму рисунков и фотографий других людей.

Сейчас, пусть это уже клише, мне важно находить равновесие, уметь замедлиться и услышать свои потребности, не запускать проблемы, стараться с ними смириться и в своём темпе с ними разбираться. Ну и быть в комфорте с собой.





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *