В Дагестане в суд передали уголовное дело против Абдурахмана Курбанова, которого обвинили в избиении бывшей жены Гулли Казанбиевой. В сентябре 2019 года Казанбиева попала в больницу со сломанной челюстью, закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением мозга, переломом костей предплечья, многочисленными ушибами на лице и теле. По версии следствия, за некоторое время до этого женщину избил Курбанов. Уголовное дело на него завели только спустя полтора месяца, по статье «умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью» (статья 112 УК РФ). Адвокаты женщины будут требовать переквалифицировать статью.

По словам Казанбиевой, муж избивал её на протяжении пяти лет брака, зачастую на глазах у ребёнка, а также преследовал и угрожал после развода. Женщина рассказала «Новой Газете», что Курбанов мог избивать её по любому поводу — за то, что сразу не ответила на его звонок или забыла пароль от его инстаграма. Впервые он ударил жену, когда она была на седьмом месяце беременности: она узнала, что у него есть вторая семья и попросила развод. Казанбиева рассказала, что родственники поддерживали её и настаивали, чтобы она пожаловалась на мужа в полицию. Но она боялась, ссылаясь на связи мужа в правоохранительных органах. Казанбиева смогла добиться развода в 2018 году, после чего Курбанов начал её преследовать и угрожать «сжечь заживо», «резать, кожу снимать», «задушить» и «убить». Позже он попытался поджечь родительский дом Гулли, где она на тот момент жила, а также угрожал убийством её матери.

«Новая Газета» пишет, что Гулле Казанбиевой «повезло», что мужа привлекли по статье «умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью» после того, как она попала в реанимацию. В издании отметили, что следствие не включило в материалы дела информацию о предыдущих побоях, угрозах и покушениях. По данным «Новой», местные адвокаты отказывались браться за дело Казанбиевой, опасаясь связей семьи её мужа. В итоге Гулля обратилась за помощью к Надежде Бородкиной, которая сотрудничает с правозащитным центром «Мемориал». Защита пока безуспешно требует переквалифицировать вред здоровью на тяжкий (тогда Курбанову будет грозить не три, а до десяти лет лишения свободы)— у Гулли была также сломана нижняя челюсть, но эта информация отсутствовала в материалах дела. Адвокаты также подадут ходатайство о защите жертвы. Но, как правило, в таких делах ходатайство отклоняют, отмечает издание.

«Нам важно показать, что система реально не может сделать так, чтобы он больше не бил свою жену. Если мы возьмем Чечню в качестве экстремального примера, как может трактоваться ислам, то надо обратить внимание на недавнюю смерть Мадины Умаевой. Потом Кадыров сказал, что это дело семейное, и еще заставил мать извиниться. На мой взгляд, в Дагестане с правилами легче — там нет такого радикального ислама, — объяснила адвокат «Мемориала» Марина Агальцова. — Но, тем не менее, в семьи с Кавказа лучше не вмешиваться. В нашем деле не было такого, чтобы семья отговаривала Гуллю не подавать на него заявление. Семья в принципе ее поддерживала, но она очень долго тянула с подачей заявления в полицию».  

обложка: John Smith – stock.adobe.com





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *