В сменах разное количество человек, всё зависит от бригады. В среднем выходит по тридцать человек, иногда больше. Я присоединился к бригаде, когда корпус уже был возведён и начались инженерные работы. В это время там трудились электрики, сантехники и специалисты по медицинским газам, потому что в палатах должен быть доступ к подаче кислорода. Все пятьдесят мест рассчитаны на интенсивную терапию — кажется, что в эти палаты будут класть пациентов в тяжёлом состоянии. Думаю, что сейчас в эту больницу уже поступили первые люди с COVID-19, хотя должны были ещё пятого числа: мы немного не уложились в срок.

Когда полностью закончу там, поеду на следующий объект. Куда — пока непонятно, таких строек очень много: есть корпус в Коммунарке, есть на ВДНХ, есть и другие. Такие больницы, как мне кажется, будут строить ещё несколько месяцев, потому что люди продолжают заболевать. Сейчас эти стройки даже ускоряются.

Я не могу сказать, что в восторге от этой работы, но в нынешних реалиях это нормально. Стройка — это классно, можно и руками поработать, и пользу людям принести. Сейчас денег мне хватает, но зарабатываю я всё-таки меньше, чем раньше. Платят посуточно, и выходит средняя московская зарплата. В принципе, все мои близкие отреагировали на эту перемену хорошо. Родители старой закалки: они считают, что человек должен трудиться в самом обычном понимании этого слова. Они в своё время не очень хорошо отнеслись к тому, что я начал работать в модной индустрии. Цитирую: «На этих тряпках денег много не заработаешь и счастья не построишь». Но дело не в деньгах, мне просто нравится моя работа.





Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *